Муниципальное бюджетное учреждение культуры
"Библиотечная система Коношского района"

Коношская центральная районная библиотека
им. Иосифа Бродского

27.03.2020   18:04

Колхозное хозяйство в годы войны

Жизнь не стояла на месте. К концу войны можно было подводить итоги, что и сделал председатель колхоза «Красный пахарь» Подюжского с/с В.Г. Порохин в одной из апрельских газет 1945 года: «До войны в нашем колхозе было более 120 трудоспособных колхозников. А сейчас и половины не наберется. Но мы не упустили колхозное хозяйство <…>. За годы войны силами колхозников построили новую мельницу, сарай для сельхозинвентаря, срубили 20 парников, приобрели нефтедвигатель для молотилки, провели телефон в правление колхоза, начали постройку двух риг для сушки снопов. В этом году колхозники решили приобрести динамо-машину, и мы это сделаем. Лампочка Ильича будет гореть на скотных дворах и в домах колхозников. Есть еще одна мечта у наших колхозников и особенно у молодежи – иметь хороший колхозный клуб. Думаю, что со временем осилим и эту задачу. Строим своими силами. Нашим старичкам лет по 60, а то и больше. До войны они на печи сидели, и в колхозной работе не участвовали, а сейчас строят, рубят, только щепки летят». Вполне соответствующее времени и порядкам местной печати оптимистическое, энтузиастское подведение итогов. Вообще, в газетах военных лет мы вряд ли найдем подтверждение о сверхтрудной жизни той поры. Не принято было жаловаться. Зато принято было наказывать.

«Председатель колхоза «8-е Марта» Кремлевского сельсовета, Корякин, допустил антигосударственную практику, выразившуюся в том, что весь обмолоченный хлеб за первый день обмолота 20 августа в количестве 200 килограмм, раздал по трудодням, не приступил к выполнению обязательств перед государством. Решением бюро РК ВКП(б) и Исполкома Районного Совета депутатов трудящихся за разбазаривание хлеба нового урожая по трудодням, председатель колхоза Корякин снят с работы и отдан под суд», – пишет газета «Сталинский ударник» в 1944 году в статье «За разбазаривание зерна нового урожая – под суд». Как видим, раздача зерна по трудодням людям, вырастившим это зерно была названа разбазариванием. Не были взяты во внимание причины, вызвавшие подобное самоуправство. Мы знаем о голоде в годы войны. Хлеб приходилось печь из комбикормов, сенной трухи. Но условия военного времени диктуют свои условия. При всех тяготах военной жизни необходимо было соблюдать железную дисциплину. К сожалению, только это давало шанс выиграть войну. В данном случае суд имел, скорее всего, показательное значение, так как наказанием были годовые исправительно-трудовые работы с вычетом 25%.

Все же факт остается фактом: колхозникам приходилось работать от зари до зари на поле и ферме, а заработок свой исчислять исключительно в трудоднях. В редких, особенно ответственных случаях речь шла об оплате произведенными продуктами. Трудно было выжить, не имея личного хозяйства. Приведем по этому поводу воспоминания П. Голышева: «Помимо многих колхозных дел нужно было успевать и личным делом управиться. Надо семью прокормить, помогать фронту продуктами и вещами. Ничего не жалели сельчане для Победы – ни сил, ни времени. Не щадили себя, лишь бы скорее дождаться конца войны и тех, кто уцелеет в ней».

Вспоминая пережитое, каждый раз удивляются женщины-колхозницы военных лет: как смогли вынести все свои испытания, выжить сами и поднять на ноги детей. Верно говорит народная мудрость: вместе горе – в полгоря, а радость – вдвойне. Счетовод военных лет из Тавреньги Н. Гареева вспоминала: «Когда в военные годы была нехватка продовольствия, колхозники обеспечивали продуктами не только себя, но и всех эвакуированных из Петрозаводска, которые нашли приют в нашем колхозе. Кроме того, наши колхозники шефствовали над госпиталем в Коноше. Несмотря на тяжелое военное время, по вечерам собирались на гулянье. Так уж заведено было в наших северных деревнях. Под гармошку нашего знаменитого игрока Санушка Ильичева плясали, пели частушки, складывали их сами про войну, про трудности, про женихов. Желали парням самого главного – остаться живыми». Следовательно, колхозники не падали духом, хотя на их плечи ложилось не только бремя сельскохозяйственных работ. Как мы смогли убедиться, сельчане помогали эвакуированным, шефствовали над Коношским госпиталем, собирали посылки на фронт. В зимний период они становились той рабочей силой, которую мобилизовали на лесозаготовки. Но главное, на наш взгляд, для них все-таки было выполнение плана госпоставок. По государственным поставкам сдавали практически все произведенное в колхозе: хлеб и картофель, яйца, сено, молоко, мясо, шерсть, кожсырье.

«Сталинский ударник» военных лет писал: «Мясо, молоко, шерсть, кожсырье для армии столь же необходимо, как и боеприпасы. Страна требует, чтобы фабрики и заводы работали на полную мощность. Ферма – тоже предприятие. Ферма – фабрика мяса, молока, кожсырья. Работники фермы, как бойцы на фронте, должны со всей страстностью и энергией драться за то, чтобы государство и колхоз получали бы больше сельскохозяйственной продукции». Добавим еще то, что колхозникам приходилось еще выплачивать натуральный налог на личное хозяйство.

Для написания статьи использованы статьи из газеты «Сталинский ударник» 1944-45 гг., статья П. Голышева и Л. Гавриловой «Наш второй фронт», опубликованная в газете «Призыв» в 1985 году.      

Елена КОЗЬМИНА, краевед.